Аудиокниги

Джованни Казанова

Джованни Казанова

Джакомо Джироламо Казанова – итальянский писатель, путешественник и авантюрист, чьи любовные похождения сделали его имя нарицательным.

Краткая информация

На русском языке Казанову часто называют Джованни Джакомо: так его именовали во втором и третьем издании Большой Советской энциклопедии, но это неверное имя.

Джакомо Джироламо Казанова родился 2 апреля 1725 года в Венеции. Отец мальчика, актер, умер, когда ему исполнилось восемь лет, а мать часто уезжала на гастроли с театром, так что Джакомо воспитывала бабушка. Он рос во время, когда Венецинская республика считалась «столицей наслаждений».

В девять лет Казанову отправили жить в пансион в Падуе, после которого он оказался на попечении аббата Гоцци. Джакомо жил у аббата до 1737 года, а в двенадцать лет поступил в Падуанский университет. Во время учебы он увлекся азартными играми, с удовольствием изучал медицину, химию и математику. В 1742 году Казанова получил ученую степень юриста: его попечитель надеялся, что молодой человек станет церковным юристом, и еще до выпуска Джакомо начал работать у адвоката Мандзони, а затем стал послушником.

Но церковная карьера не удалась: Джакомо часто оказывался в центре скандалов, а в 1743 году он впервые попал в тюрьму из-за долгов. После увольнения Казанова стал офицером Венецианской республики, но уже через год служба ему наскучила. Проиграв все деньги, молодой человек стал скрипачом в театре Сан-Самуэле.

Покровительство сенатора и новые скандалы

Благодаря стечению обстоятельств вскоре Казанова обрел пожизненного покровителя: когда сенатора Джованни ди Маттео Брагадина хватил удар, именно Джакомо смог назначить ему правильное лечение. Но и эта дружба не остановила Казанову от распутного образа жизни и новых махинаций, так что в 1749 году он бежал из Венеции.

Джакомо путешествовал по Франции, Италии, Австрии и Германии, писал комедии, переводил пьесы. Через четыре года он вернулся в Венецию, где в 1755 году попал в «Свинцовую тюрьму». Он смог выбраться оттуда и сбежать в Париж: через тридцать лет Казанова издал очень популярную книгу «История моего побега». Помимо этого, авантюрист написал более двадцати произведений, в их числе:

  • «Молюккеида»;
  • «История смуты в Польше»;
  • «Икозамерон»;
  • «История моей жизни».

В Париже Джакомо благодаря связям с министром иностранных дел стал распорядителем первой государственной лотереи. Он зарабатывал на жизнь и оккультизмом, в частности, нумерологией, а также представлялся алхимиком: Казанова утверждал, что ему триста лет, он может излечить от всех болезней и знает, как плавить бриллианты, чтобы из нескольких маленьких собрать один большой.

Благодаря продаже государственных облигаций в Амстердаме Джакомо смог основать во Франции шелковую мануфактуру, но плохо управлял бизнесом, а работниц и вовсе считал своим гаремом. За долги его снова посадили в тюрьму, но благодаря заступничеству покровителей Казанова смог добиться командировки в Голландию в качестве шпиона – уже второй по счету.

Последние годы жизни

Следующие годы Джакомо провел, странствуя по Европе и безуспешно пытаясь продать властям разных стран идею государственной лотереи. Он стал называть себя шевалье де Сенгальт и по-прежнему ввязывался в аферы: например, пытался убедить престарелую маркизу, что может превратить ее в юношу. К концу 1760-х дурная слава о Казанове прошла по всей Европе, и в 1770 году Джакомо уехал в Италию. После нескольких прошений инквизиторы разрешили ему вернуться в Венецию после восемнадцати лет изгнания.

В восьмидесятых Казанова успел поработать секретарем посла Венеции в Вене, был смотрителем библиотеки замка Дукс. С годами он все больше впадал в отчаяние от одиночества: единственными близкими существами для Джакомо стали его собаки. Чтобы не думать о плохом, Казанова начал писать свою автобиографию, чем и занимался до самой смерти.

Джакомо умер 4 июня 1798 года.

Новые аудиокниги автора

Джованни Казанова - Мемуары

Сын эпикурейского века и преданной удовольствиям Венеции, он видел смысл жизни в наслаждении, и, быть может, сумел лучше остальных своих современников, стоявших на такой же точке зрения,...